Как жили люди в средневековье

Как жили люди в Средние века

Владеть землей в те времена было намного важнее, чем сейчас, потому что деньги в раннем Средневековье не играли существенной роли. Люди почти ничего не покупали, они обменивались: за каравай хлеба давали дюжину яиц, за двух кур — овцу, за пощечину — пинок под зад.

В средневековой Европе девять из десяти человек жили в деревнях, а остальные — в немногочисленных городах и монастырях. Сегодня сельская жизнь видится нам идиллической, но на самом деле деревня в Средние века была очень далека от красивой картинки. Крестьяне и их семьи каждый день боролись за выживание.

Тогда в среднем люди едва доживали до сорока лет. Да и это только те счастливчики, которые не умирали во младенчестве и раннем детстве: трое из четырех детей не доживали до взрослого состояния. Каждые несколько лет случался голод, а в остальное время свирепствовали такие страшные болезни, как холера, дизентерия и проказа. В Средние века смерть подстерегала на каждом шагу.

Крестьяне в деревнях жили в простых домах, сделанных из бревен, веток и глины. Водопровода и туалета, конечно, не было. Жили очень тесно, потому что в таких домах комната была одна-единственная. Овцы, козы, куры и коровы жили под одной крышей с людьми, и запах в жилищах стоял соответствующий.

Люди жили в небольших поселениях, часто вблизи реки или ручья, вокруг располагались поля и выгоны для скота. А за полями начинались дикие места — мир, полный тайн и опасностей, непонятный, страшивший невежественных крестьян.

В раннем Средневековье Европа была заселена далеко не так плотно, как сейчас. На севере современной Германии простирались бескрайние болота и вересковые пустоши, а бoльшую часть Южной Германии и Франции покрывали леса.

Эти средневековые леса совсем не походили на нынешние, светлые и приветливые. В те времена лес был настоящим темным гигантом. Мрачный, густой, могущественный, он занимал практически все пространство, оставляя людям для жизни лишь небольшие островки.

Сквозь лесную чащу тонкими змейками вились дороги, но они были очень плохого качества, так что всякое путешествие превращалось в трудное и опасное предприятие. В лесах жили не только дикие звери: медведи, змеи, волки, — там обитали еще и страшные дикие люди: преступники, изгнанные из деревень, и грабители без стыда и совести.

По учебникам Средневековье начинается с падения Римской империи. Но это не значит, что первый средневековый человек родился в 476 году. Процесс перестройки мышления и образного мира растянулся на столетия — начиная, думаю, с Христа.

Как жили люди в средневековье

В какой-то степени средневековый человек — это условность: есть персонажи, в которых уже внутри средневековой цивилизации проявляется новый европейский тип сознания. Например, Петр Абеляр, живший в XII веке, в чем-то ближе к нам, чем к своим современникам, а в Пико делла Мирандола  Джованни Пико делла Мирандола (1463–1494) — итальянский философ-гуманист, автор «Речи о достоинстве человека», трактата «О сущем и едином», «900 тезисов по диалектике, морали, физике, математике для публичного обсуждения» и проч.

, который считается идеальным ренессансным философом, очень много средневекового. Картины мира и эпохи, сменяя друг друга, одновременно переплетаются. Так же и в сознании средневекового человека переплетаются представления, объединяющие его и с нами, и с предшественниками, и в то же время эти представления во многом специфичны.

Люди Средневековья почти не умели заботиться о себе. Беременная жена Филиппа III  Филипп III Смелый (1245–1285) — сын Людовика IX Святого, был провозглашен королем в Тунисе во время Восьмого крестового похода, после того как его отец умер от чумы.

, короля Франции, умерла, упав с лошади. Кто догадался посадить ее беременную на лошадь?! А сын короля Англии Генриха I  Генрих I (1068–1135) — младший сын Вильгельма Завоевателя, герцог Нормандии и король Англии Вильгельм Этелинг, единственный наследник, с пьяной командой вышел ночью 25 ноября 1120 года на лучшем корабле королевского флота в Ла Манш и утонул, разбившись о скалы.

Земная жизнь в те времена не ценилась, потому что ценилась другая жизнь. У абсолютного большинства средневековых людей неизвестна дата рождения: зачем записывать, если завтра умрет?

В Средневековье был только один идеал человека — святой, а святым может стать только человек, уже ушедший из жизни. Это очень важное понятие, объединяющее вечность и бегущее время. Еще недавно святой был среди нас, мы могли его видеть, а теперь он у трона Царя.

Ты же, здесь и сейчас, можешь приложиться к мощам, смотреть на них, молиться им днем и ночью. Вечность оказывается буквально под боком, зрима и ощутима. Поэтому за мощами святых охотились, их крали и распиливали — в прямом смысле слова.

ПОДРОБНОСТИ:   Можно ли давать собаке амоксиклав для людей. Антибиотики для собак: какие можно

Один из приближенных Людовика IX  Людовик IX Святой (1214–1270) — король Франции, руководитель Седьмого и Восьмого крестовых походов. Жан Жуанвиль  Жан Жуанвиль (1223–1317) — французский историк, биограф Людовика Святого.

Епископ Гуго Линкольнский  Гуго Линкольнский (около 1135–1200) — французский монах–картезианец, епископ Линкольнской епархии, крупнейшей в Англии.  ездил по разным монастырям, и монахи ему показывали свои главные святыни.

Когда в одном монастыре ему принесли руку Марии Магдалины, епископ взял и откусил от кости два кусочка. Аббат и монахи сначала оторопели, потом закричали, но святой муж, судя по всему, не смутился: он-де «изъявил сугубое почтение святой, ведь и Тело Господне он принимает внутрь зубами и губами».

Поиск Бога

Прежде всего, в сознании средневекового человека важнейшее место занимает Священное Писание. Для всего Средневековья Библия была книгой, в которой можно было найти ответы на все вопросы, но эти ответы никогда не были окончательными.

Часто приходится слышать, что люди Средневековья жили по заранее заданным истинам. Это лишь отчасти верно: истина действительно заранее задана, но она недоступна и непонятна. В отличие от Ветхого Завета, где есть законодательные книги, Новый Завет не дает четких ответов ни на один вопрос, и весь смысл жизни человека заключается в том, чтобы искать эти ответы самому.

Конечно, мы говорим в первую очередь о мыслящем человеке, о том, например, кто пишет стихи, трактаты, фрески. Потому что именно по этим артефактам мы восстанавливаем их картину мира. И мы знаем, что они ищут Царство, и Царство это не от мира сего, оно — там.

Но какое оно, никто не знает. Христос не говорит: делай так и так. Он рассказывает притчу, а дальше думай сам. В этом залог определенной свободы средневекового сознания, постоянного творческого поиска.

Пахать землю или защищать ее?

В Средние века о спокойной жизни не приходилось даже мечтать. Крестьяне мало на что могли рассчитывать. У них не было ни запасов, ни счета в банке, ни страховки от несчастных случаев. Они не имели возможности ничего планировать и просто старались дожить до следующего дня, до следующего года.

Мы не знаем, как они это выдерживали, ведь от этих людей не осталось ни писем, ни дневников, которые рассказали бы нам об их страхах и радостях. Читать и писать в Средние века умели только монахи, священники и часть знати. По оценкам ученых, к началу XVI века в Германии читать умел примерно один процент населения.

Крестьяне были неграмотны и ничего не знали об окружающем мире. Всему необходимому — как пахать, сеять, жать — дети учились у родителей. Школу в те времена еще не придумали, газет и телевизора тоже не существовало. Узнать новости крестьяне могли, только когда в деревню заглядывал купец.

Плохим годом для крестьян был тот год, когда случалась война. У германских племен не было регулярной армии — живущих в казармах солдат, которые могли защитить страну, если ей угрожал враг. Обычно, когда предстояла война, мужчины просто собирались по зову вождя или предводителя. Они сами должны были заботиться о том, как раздобыть оружие и провиант.

Если война была недолгой, а враг — недалеко, женщины, дети и старики сами справлялись с хозяйством. Но если военный поход затягивался или приходилось идти в далекие края, то отсутствие мужчин на полях приводило к серьезным последствиям: оставшимся не под силу было собрать урожай в одиночку, и после войны грозил разразиться голод.

Конники против пехотинцев

Карлу Великому было понятно, что в таком положении дел нет ничего хорошего: голодающий народ не способен сражаться. Кроме того, Карлу стало ясно, что в перспективе невозможно будет выиграть ни одной войны, полагаясь на простых пехотинцев. Они слишком медленно передвигаются и слишком уязвимы.

Поэтому мудрый правитель сделал ставку на иное оружие: на одетых в кольчуги конных воинов. Эти солдаты, предшественники рыцарей, оказались гораздо маневренней пехоты противника. В огромной Франции они могли быстро перемещаться с места на место и были очень опасны для неприятеля.

Строй конников в латах, бок о бок несущихся на вражескую пехоту, в два счета решал исход боя. Пехотинцы, вооруженные мечами, не могли близко подойти к хорошо защищенным конным противникам и оказывались беззащитны перед ударами мечей сверху.

Ученые подсчитали, что снаряжение одного-единственного конного воина по стоимости равнялось 45 коровам. 45 коров! Не в каждой деревне было столько скота. Такая дороговизна объяснялась тем, что в раннем Средневековье доспехи изготавливались из бесчисленного множества крошечных железных колечек, которые кузнецы кропотливо соединяли одно с другим.

А в те времена, когда железную руду еще плавили на огне в ямах и печах, а после заливали в формы, это была очень трудная, долгая и дорогая работа. Недешево было и приобрести коня, а тем более нескольких. Бедные крестьяне все это обеспечить никак не могли.

Как жили люди в средневековье

Так как же королю найти способ собрать хорошую армию? Как найти достаточно конных воинов?

ПОДРОБНОСТИ:   Упражнения при артрозе и артрите для пожилых людей

Лицо и имя

С IV по XII век у человека словно нет лица. Конечно, люди различали друг друга по чертам лица, но всякий знал, что суд Божий нелицеприятен, на Страшном суде судится не облик, а поступки, душа человека.

в XII–XIII веках скульптура обрела трехмерность, на лицах стали проявляться эмоции. В середине XIII века в скульптурах, сделанных для надгробий высоких церковных иерархов, начало появляться портретное сходство.

Живописные и скульптурные портреты прежних государей, не говоря уже об особах менее значимых, в основном — дань условностям и канонам. Тем не менее один из заказчиков Джотто, купец Скровеньи  Энрико Скровеньи — богатый падуанский купец, по заказу которого в начале XIV века была построена домовая церковь, расписанная Джотто, — капелла Скровеньи.

Мы знаем, что Данте не носил бороды, хотя в «Божественной комедии» его облик не описывается, знаем о грузности и медлительности Фомы Аквинского, прозванного одноклассниками Сицилийским Быком. За этим прозвищем уже стоит внимание к внешнему облику человека.

Также нам известно, что у Барбароссы  Фридрих I Барбаросса (1122–1190) — император Священной Римской империи, один из руководителей Третьего крестового похода. была не только рыжая борода, но и красивые руки — кто-то это упомянул.

Индивидуальный голос человека, иногда считающийся принадлежностью культуры Нового времени, слышится и в Средние века, но слышится долгое время без имени. Голос есть, а имени нет. Произведение средневекового искусства — фреска, миниатюра, икона, даже мозаика, самое дорогое и престижное искусство на протяжении многих веков, — почти всегда анонимно.

Для нас странно, что великий мастер не хочет оставить свое имя, но для них подписью служило само произведение. Ведь даже когда все сюжеты заданы, художник остается художником: все знали, как изобразить Благовещение, но хороший мастер всегда вносил в образ свои чувства.

Первые феодалы

Решение этой проблемы, которое нашел Карл Великий, определило всю эпоху Средних веков. Мы уже знаем, как важно в те времена было владеть землей. А так как королю по традиции принадлежали все свободные земли, то он мог немного поделиться ею со своими конниками.

Так возникли лены, или феоды — отданные в пользование конникам участки земли. Работников, которые были нужны для возделывания полей, король одалживал своим воинам вместе с землей. Это были крепостные — несвободные — крестьяне, которые считались такой же неотъемлемой частью земельных угодий, как деревья или кусты.

Передача земли в пользование на определенных условиях в Средние века была распространена повсеместно. Землю давал в пользование не только король. Знать, а потом даже рыцари искали себе союзников-вассалов, которым за верность и помощь в случае войны давали в пользование участок земли.

Конникам это было выгодно. У них наконец появилось достаточно времени, чтобы воевать, и достаточно денег, чтобы покупать коней и снаряжение. А вот для крестьян эта ленная, или феодальная, система была далеко не так хороша.

Теперь они должны были кормить не только свои семьи, но и семью конника. А так как они были крепостными, то не могли перейти к другому, возможно, менее суровому хозяину. Крепостные крестьяне были такой же собственностью феодала, как коровы или козы.

Конники умели сражаться и страстно любили это дело. Им нравилось убивать врагов, орудуя мечом, секирой, палицей и копьем. Они были привычны к войне и жаждали побеждать. Пожалованная королем земля — лен — делала этих воинов правителями, царьками с собственными подданными и собственной территорией.

Маленькие царьки наслаждались своей властью. Гордые, заносчивые и жадные, они быстро забывали, что власть и земля даны им лишь в долг, во временное пользование. Им все время хотелось большего: больше власти, больше подданных, больше земли. И весь свет должен был знать, что эта земля всегда будет принадлежать им и их детям.

Так началась история рыцарей, этих знаменитых смельчаков и воителей, которые стали одним из самых могущественных слоев средневекового общества и до сих пор приводят нас в восхищение. И история их замков, о которых — в следующий раз.

Отношение к греху

В Средневековье, конечно, существовали вещи, которые были запрещены и карались по закону. Но для Церкви главное было не наказание, а раскаяние. Средневековый человек, как и мы, грешил. Все грешили и все исповедовались.

с одной стороны, ты не должен грешить, но с другой, если ты вдруг решил, что безгрешен, значит, ты возгордился. Ты должен подражать безгрешному Христу, но в этом своем подражании ты не можешь переступить определенную грань. Ты не можешь сказать: я Христос. Или: я апостол. Это уже ересь.

Система грехов (какие прощаемые, какие непрощаемые, какие смертные, какие нет) постоянно видоизменялась, потому что об этом не прекращали думать. К XII веку появилась такая наука, как богословие, со своим инструментарием и со своими факультетами; одной из задач этой науки была как раз выработка четких ориентиров в этике.

Богатство

Для средневекового человека богатство было средством, а не целью, потому что богатство не в деньгах, а в том, чтобы вокруг тебя были люди — а для того чтобы они вокруг тебя были, ты должен раздавать и тратить свое богатство.

ПОДРОБНОСТИ:   История акушерства и гинекологии в лицах

Как жили люди в средневековье

Феодализм — это в первую очередь система человеческих взаимоотношений. Если ты стоишь выше на иерархической лестнице, ты должен быть «отцом» своим вассалам. Если ты вассал, ты должен любить своего господина фактически так же, как ты любишь отца или Царя Небесного.

Символизм

В любой книге о Cредневековье вы прочтете, что эта культура очень символична. На мой взгляд, так можно сказать о любой культуре. Но средневековый символизм был всегда единонаправленным: он так или иначе соотносится с христианской догмой или христианской историей, эту догму сформировавшей.

Я имею в виду Священное Писание и Священное Предание, то есть историю святых. И даже если какой-то средневековый человек хочет построить для себя свой мир внутри средневекового мира — как, например, Гильом Аквитанский  Гильом IX (1071–1126) — граф Пуатье, герцог Аквитании, первый известный трубадур.

, создатель нового типа поэзии, мира куртуазной любви и культа Прекрасной Дамы, — этот мир все равно выстраивается, соотносясь с системой ценностей Церкви, в чем-то подражая ей, в чем-то отвергая ее или даже пародируя.

У средневекового человека вообще очень своеобразный способ смотреть на мир. Его взгляд направлен сквозь вещи, за которыми он стремится увидеть некий миропорядок. Поэтому иногда может показаться, что он не видел окружающего мира, а если и видел, то sub specie aeternitatis — c точки зрения вечности, как отражение божественного замысла, являемого как в красоте проходящей мимо тебя Беатриче, так и в падающей с неба лягушке (иногда считалось, что они рождаются из дождя).

Хорошим примером этому служит история, как святой Бернар Клервоский  Бернар Клервоский (1091–1153) — французский богослов, мистик, возглавлял орден цистерцианцев. долго ехал по берегу Женевского озера, но был настолько погружен в раздумья, что не увидел его и с удивлением спрашивал потом у спутников, о каком озере они говорят.

Античность и Средневековье

Считается, что варварское нашествие смело все достижения предшествующих цивилизаций с лица земли, но это не совсем так. Западноевропейская цивилизация унаследовала от Античности и христианскую веру, и целый ряд ценностей и представлений об Античности, христианству чуждой и враждебной, языческой.

Более того, Средневековье говорило с Античностью на одном языке. Безусловно, многое было уничтожено и забыто (школы, политические институты, художественные приемы в искусстве и литературе), но образный мир средневекового христианства непосредственно связан с античным наследием благодаря разного рода энциклопедиям (сводам античного знания о мире — таким как, например, «Этимологии» св.

Исидора Севильского  Исидор Севильский (560–636) — архиепископ Севильи. Его «Этимологии» — это энциклопедия знаний из разных областей, почерпнутых в том числе из античных сочинений. Считается основателем средневекового энциклопедизма и покровителем интернета.

https://www.youtube.com/watch?v=https:nkPoOCgBLbo

) и аллегорическим трактатам и поэмам вроде «Бракосочетания Филологии и Меркурия» Марциана Капеллы  Марциан Капелла (1-я половина V века) — античный писатель, автор энциклопедии «Бракосочетание Филологии и Меркурия», посвященной обзору семи свободных искусств и написанной на основе античных сочинений..

Сейчас подобные тексты мало кто читает, совсем мало тех, кто их любит, но тогда, на протяжении многих столетий, ими зачитывались. Старые боги были спасены именно такого рода литературой и стоявшими за ней вкусами читающей публики.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Beauty-Krasota.ru
Adblock detector